Андалусия
"Ваше мужество намазано вареньем"
Аурелиано Джустиниани ищет родственников:

Молодой мальтийский граф приятной наружности и рыцарственных принципов, ищет себе в игру обилие родственников и хищных представителей разных сословий, которые по попустительству покойного отца-мота оккупировали его поместье и имеют виды на жилплощадь/наследство/титул и прочее.
Будет очень рад видеть трех незаконнорожденных братьев и двух сестер — разбойника в известной банде, двух брачных аферистов, ведьму-еретичку и юного, но серьезного претендента на титул при солидных покровителях.
Немного больше деталей?...


Внешности можно менять.



Michael Anderson

Первый из всех
Возлюбленный старший брат! Неужели именно в вас взыграли порочные гены нашего беспринципного отца, что вместо дороги чести и доблести, вы выбрали кровавый путь убийцы, бандита и вора? Или все совсем не так как кажется, и в вашем сердце и разуме сияет звездой некая высшая идея, которую не в силах осознать зажравшаяся знать Кордовы? Что ведет вас в жизненном пути, отчего так ценит вас этот негодяй Песо? Может быть это месть, которая делает вас неутомимым и яростным? А может — жажда жизни, яркая, как комета, требующая получать все и сразу, без единого промедления, по закону клинка? Какие отношения между вами и Песо — не этот ли негодяй сбил вас с пути праведного? Слухи ползут по земле Кордовы, как алые тени заката, представляя вас то подручным его, то любовником... А порой и тем, кому отдают особо провинившихся жертв, дабы те, кто найдет после их останки — содрогнулись от их вида.



Страсть и коварство
Драгоценные родичи! Одна у вас все-таки мать или две? Очень уж вы похожи друг на друга — дерзкие, бесстрашные, обольстительные и алчные. Молва склонна преувеличивать все в десяти раз — но что же надо успеть сделать на своем жизненном пути, чтобы заслужить репутацию сродни суккубу и инкубу? Вы страстно играете в жизнь, едва ли считаясь с чем-то, кроме собственных желаний, полагая слово «скромность» определением удачной кратковременной маски, а «целибат» чему-то вроде жестокого наказания, которое никто не заслуживает. Неужели это все правда — закрытые представления для избранных, на которые и смотреть-то не пристало честному христианину, череда самоубийств из-за вас, жестокие игры с чужими судьбами? Ваш юный и наивный мальтийский братец небось и голых коленок-то женских столько не видел, сколько у вас было на двоих мужей, жен и покровителей... Говорят, вы не слишком-то ладите между собой, друг в друге видя соперников - и в это верить право же предпочтительней, чем в слухи о кровосмесительных связях.


Mary Sibley

Ведьма и еретичка
Милая сестра! А быть может — коварная ведьма? Какая же вы на самом деле, что привело вас к этой зловещей и опасной репутации? Быть может вы скромная, тихая девушка, несчастная жертва чужих козней и домогательств, всего лишь разменная монета в большой игре Кордовы? Или же напротив — дева с острым и беспощадным разумом фанатика темных сил этого мира, с презрением глядящая на рабское христианское стадо, только и мыслящая о власти и колдовстве? Юный граф знает о вас немногое — эти зловещие слухи, это недоброе, цепкое внимание к вашим девичьим делам отцов-инквизиторов, а говорят, что и знать не гнушается обращаться к вашим богопртивным силам, если приходит такая нужда. А некоторые шепчутся, что вы и вовсе не женщина, не мужчина, а дьявольское сочетание обоих начал в одном... Чаще всего ваше имя поминают в гнуснейшей связи с тем, кого столь долго и безуспешно ищут для казни номер четыре — темным мессиром Малатеста... Что же из этого правда, а что гнусные наветы клеветников?



Stan Rapley

Младший, но не последний
О единственный мой ровесник, младший из всех моих братьев и сестер, но никак не менее важный брат! Кем же считать мне вас — послушным придатком к властной и корыстолюбивой матери, в беспечности своей не осознающим, какая игра вокруг вас ведется? Или же вместе с родительницей вы составляете опаснейший тандем, нацеленый на соблазнительный результат — ведь кому как не той, кто была рядом с графом-отцом последние годы известно, насколько жирный и лакомый куш представляет собой наследие семьи Джустиниани! А быть может — недалекая женщина куда как более занята поддержкой увядающей уже красоты, а за все ниточки процесса уже давно дергаете вы, умело манипулируя ею, ее толстосумами-спонсорами и чиновниками?